?

Log in

No account? Create an account
Кто бы мог подумать, что первый выход в свет в интернет в Иерусалиме случится у нас не где-нибудь, а в тихом дворике монастыря.
В старом городе много таких двориков с надписями над дверными проемами на греческом языке.

Это беспримерное гостеприимство очень радовало нас первое время, пока (в начале второй недели, кажется) мы не выяснили, что у нашей хозяйки в доме оказывается тоже есть эта штука, которая производит связь с окружающим миром и вполне себе входит в первоначальную стоимость проживания.

А до того это было даже немного романтично - пройти по каменным узким улочкам, нырнуть в узкий арочный проем, скромно прикрытый деревянной дверью и увитый цветущим плющем, подняться на небольшой каменный помост по ступеням (как на сцену, чтобы тебя было лучше видно и слышно оттуда, из зрительного зала реального мира)...

А расскажу-ка я вам историю, друзья.

В одном старом-престаром городе, в котором даже стены были мудры, как совы, ибо видели столько, что знали много, и многое могли бы рассказать, но мудры были настолько, чтобы этого не делать, именно в этом древнем месте, возможно, и случилась история, которую я постараюсь, но не уверена, что получится, вам рассказать.
(Надеюсь, предисловие уже достаточно вас запутало, чтобы приступить к основному абзацу).


Выбирай, читать или нет!Collapse )

Сегодня хочу рассказать о крышах Иерусалима.
В полдень был я на кровле. Кругом, подо мной,
Тоже кровлей, - единой, сплошной,
Желто-розовой, точно песок, - возлежал
Древний город и зноем дышал.

И. Бунин


DSC06456
Первая крыша, на которую мы поднялись, оказалась крышей хостела "Петра" (ударение на "е").
Хостел находится на улице Давида, ведущей от Яффских ворот в сторону Храма Гроба Господня, очень удачно расположенный - время от времени полиция Иерусалима перекрывает эту улицу, устраивая реверсивное движение - людей, идущих внутрь, пускают в обход, никого не впускают, только выпускают, но можно произнести волшебные слова "хостел Петра", и тогда тебя пропустят.
Жарким утром мы поднялись по лестнице под самый чердак и оказались на плоской крыше, на которой стояли накрытые столы, нас ждал завтрак. Свежие грейпфруты сияли намытыми боками, ароматные помидоры и хрусткие огурцы лежали на тарелках, сочно посверкивая на солнце, хумус вкупе со свежевыпеченными ароматными лепешками обещал райское наслаждение, но какой с этой крыши был вид!
Сзади нависала башня Давида, откуда, по библейской притче, царь Давид и увидел Вирсавию, жену своего военачальника Урия.
"И прогуливался на кровле царского дома и увидел с кровли купающуюся женщину; а та женщина была очень красива".

Read more...Collapse )

Мы идем по Городу, пустынному и прохладному, вокруг нас только высокие стены из желтоватого пористого камня, под ногами вытертые до блеска большие булыжники, помнящие, должно быть, то, чего человек уже не помнит, в щелях между арочными перекрытиями над улицами слегка розовеет рассветное небо, улицы отдыхают от вчерашнего шумного базара, им еще снится вчерашняя веселая торговля, яркие разноцветные платки, развевающиеся флагами вдоль стен, уносящийся вдаль гул человеческих голосов, говорящий на всевозможных языках, остывшие камни еще помнят вчерашний жар, и отдают его, выдыхая и шепча нам вслед что-то на непонятном нам языке.
И только резкий шелест крыльев взлетающих в небо с насиженных мест птиц напоминает нам о том, что мы не одни.

Утренний Город прекрасен своей молчаливостью, мне кажется, что только в эти часы его можно услышать, чуть позднее он будет полон человеческой радостью и печалью, веселостью, игривостью вперемешку с печалью и слезами, это тоже прекрасно, здесь совершенно без всякого стеснения человек открывает себя, не боясь быть узнанным и отвергнутым.

В этом Городе возможно почти все, невозможное очень ограничено.

DSC07946
DSC07931

Иерусалим - это смешение языков, в прямом и переносном смысле. В этом году католическая пасха совпала с православной, и в дни, предшествующие празднику и в сам праздник было какое-то невероятное количество людей, паломников и туристов, желающих быть у главной христианской святыни.
Интересно было наблюдать, как люди разговаривают друг с другом. Общение на английском, ломаном и не очень, уже никого не удивляет, многие местные уже выучили несколько слов, а то и предложений, на русском языке, потому что русских тут бывает очень много.
Как-то в Храме наблюдала интересную картину, как разговаривали два человека - один начал диалог на английском, вторая отвечала на чистейшем русском. Что интересно, ни один не перешел на язык жестов и не произносил ни слова на чужом языке, но оба друг друга прекрасно понимали, и даже были довольны беседой.
Я и сама однажды поняла длинную фразу, сказанную на греческом языке, правда, фраза подкреплялась обильными жестами, что делало сказанное более понятным, но все равно понимание пришло как озарение и это было здорово.

Практически вся центральная часть старого города - это яркий, веселый, шумный восточный базар. Город просыпается рано, начиная с шести утра то тут, то там открываются лавочки, хозяева подметают старые булыжники возле входа, пьют кофе у входа, раскладывают товар и смотрят сонно на проходящих мимо туристов и паломников.
Полезная информация: с утра торговля пойдет бойчее, можно скинуть солидную сумму, да и начальная цена не будет превышать оригинальную в несколько раз. Зато вечерами начинается жестокий бой за каждую копейку. You are so hard! - восклицают уязвленные в самую глубину души арабы, когда называешь им цену несколько ниже озвученной. Но стоит сделать шаг за порог, начинается - Lady, madam, mademoiselle, came back, please! Just for you, just becаuse I like you!
Некоторые пытаются вспомнить русские слова, но иногда случается и конфуз, однажды нас назвали бабушками, правда, сам араб тут же смутился и вспомнил правильное слово, но было уже поздно.

DSC06442-1
DSC06444

Вчера на посадке пилот издевательски произнес в громкоговоритель "За бортом хорошая погода, +7 градусов тепла".
И это он сказал нам, возвращающимся из солнечного Израиля, теплого и цветущего, наполненного таким благоухающим воздухом, что хотелось взять его с собой в пузыречки, и дышать им понемногу холодными серыми московскими вечерами.

DSC06679
DSC07153


Странным образом выпавший в конце марта снег подействовал на меня успокаивающе.
Утром шла на работу по весеннему асфальту, пусть и слегка подмерзшему, а вечером вышла - вокруг белым бело, девственная чистота и мягкий снег без ветра, как будто декабрь и все начинается сначала. Снова можно прожить заново зиму, исправить ошибки, сделать то, что не успел.
А может быть, осознание того, что эта новая зима пришла не надолго, не на три месяца, и даже не на три дня, уже на завтра яндекс подмигивает солнцем и обещает жару в невозможные +12 градусов тепла. И от этого снега светло и тепло, и хорошо на душе, и вспоминаешь, как в детстве любил зиму, и не понимаешь, почему вдруг перестал.
Ну а завтра все равно будет весна!

Заметки на полях

Новый год я встретила довольно неожиданно даже для себя, улетев в Екатеринбург. Такие планы я, правда, лелеяла уже давно, чуть не с прошлого года, но все равно все решилось как-то быстро и вот я уже лечу в самолете и через два часа меня, улетевшую из бесснежной Москвы, встречают заснеженные посадочные полосы. В Екатеринбурге зима была настоящей, с сугробами вдоль дорог и ощутимым морозцем. И солнцем!!! Как я скучала по солнцу, я поняла, когда на рассвете вдруг появились солнечные лучи, и хотя было не так уже и морозно, где-то около -6, солнце светило весь день, без перерывов на обед.
А уж когда ударило -30, классическое сочетание мороза и солнца. Мы в этот день опрометчиво собрались кататься на коньках, и в принципе, я бы и покаталась, но так как желающие кататься оказались в меньшинстве (я была единственной желающей), то мы предприняли прогулку по парку. Правда, прогулка наша закончилась, почти не начавшись, и оставшееся время мы прятались от мороза по торговым центрам и кафешкам.